Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

by aspida

(no subject)

Наткнулась на заголовок типа "Что нужно сделать, чтобы развивать эмоциональный интеллект у детей". Сейчас уже все понимают значение всяких софт скиллз, всем ясно, как эмоциональный интеллект влияет на жизненную успешность, но заголовок довольно бессмысленный. Потому что если у родителей развит эмоциональный интеллект, у детей он тоже развивается. Но вот если у родителей очень много "слепых пятен" в понимании происходящего, то и дети их, скорее всего, унаследуют. Потому что в сложных ситуациях с ними никто не будет обсуждать разные параметры (и эмоциональные, в том числе) ситуации. Более того, тем, у кого низкий уровень эмоционального интеллекта, и в голову не придет обсуждать что-то с детьми, потому что трудно представить, что для детей это важно или полезно.

Поэтому единственный вариант такой статьи - это "как развивать эмоциональный интеллект вместе с ребенком/одновременно с ребенком":) (разговаривать, обсуждать, прислушиваться к своим чувствам, анализировать чувства других, спрашивать ребенка про его чувства, давать ему пример, разговаривая о своих чувствах; - при алекситимии, например, все это работать не будет, к сожалению).

(сто мильенов лет сюда не заходила, кажется, но надо куда-то записывать короткие заметки, из которых потом можно будет что-то сделать) куда-то, где не, как в ФБ, все исчезнет навсегда) (это я параллельно кручу в голове сайт, но времени на него все-таки не хватает, или нужен ментор какой-то:)
ananas

Круг насилия, и как с этим бороться (лонгрид, ужас)

Меня тут попросили прокомментировать кошмарную запись программы "Дорогая, мы убиваем детей". Это теле-шоу, в котором скрытой камерой снимают сцены насилия в семье, а потом ведущий в студии ремнем же бьет - бабушку и прабабушку, чтобы объяснить, что насилие это плохо. Отдельно отмечу, что ведущий делает это с явным удовольствием (которое прикрыто как бы "праведным гневом").

Не нажимайте на "плей", если вам неприятно видеть, как людей унижают.



И далее я могу либо, как тот ведущий, говорить о том, какие плохие люди унижают других плохих людей, которые унижают невинных детей. И как это выглядит с психологической точки зрения, и про круг насилия, и про то, как зрители бессознательно будут отождествлять себя с агрессором (ведущим), и про абсолютно вредные механизмы публичного наказания.

Либо говорить о том, что делать, чтобы этого не было.

И тогда я подумала, что сначала нужно дать совсем другой ролик в качестве "противоядия". И этот ролик будет не про то, как хорошо обращаются с детьми в хороших семьях. Нет, он будет про то, как искреннюю любовь к людям можно передавать с помощью определенных техник и навыков. Которым можно обучить, в общем, всех.

Потрясающий, ролик, на самом деле) нажимайте на "плей" в любом случае)



Да, наверное, сейчас раздастся хор голосов про то, что это может быть где угодно, только не у нас. И про "какая связь между первым и вторым видео"?

Так вот, связь очень простая. Когда человек в стрессе, он не способен чему-то учиться. Кортизол заставляет нас "замирать или бежать", и никаких способностей не остается на то, чтобы осваивать какую-нибудь новую деятельность. Вся деятельность превращается в автоматическую. В принципе, можно перестать что-то делать из страха, но каждый раз из-за этого же самого страха будут ошибки, возвраты к автоматическому поведению.

Единственная альтернатива - это учить новому. Новым способам взаимодействия. И тут мы приходим к главному вопросу - как это сделать наименее дорогим способам в масштабах общества, чтобы изменить нормы (семейное насилие происходит более чем в 50% семей)?
В первую очередь, это работа с большими группами специалистов помогающих профессий. В России им самим очень, очень нужны такие навыки. Навыки ненасильственного общения (очень рекомендую такую книгу) очень полезные еще и тем, что позволяют достигать каких-то решений и результатов с меньшими усилиями. Знаете, да, правило психики - чтобы были какие-то изменения в поведении, об этом пожелании можно сообщать только после комплимента реально хорошим качествам, и только в доброжелательной форме? А потом и награждать за изменения.

Про то, что у нас забота очень часто выражается в агрессии "Прекрати немедленно" и проч., очень хорошо написала Софья Рожанская, о том, как учат врачей и медсестер в Израиле взаимодействовать с пациентами: Collapse )

В общем, единственный выход - это создавать преемственность доброжелательности, в виде конкретных технических навыков. Если люди, которые пользуются авторитетом, начнут взаимодействовать на этом языке с окружающими, будут заданы новые стандарты человеческого взаимодействия.
И в первую очередь, конечно, речь идет о преподавателях - любых и везде. Т.е., я бы сделала специальные проекты по обучению ненасильственному общению по профессиональным группам, не в добровольном порядке (а то придут, как раз, те, кому и учиться не надо:). Учиться всему тому, что умеет этот учитель из ролика: Позитивному инвестированию (у меня в верхнем посте есть ссылка на специальный пост про это).

Я понимаю, что сейчас - "в таких кошмарных условиях думать о каком-то доброжелательном взаимодействии, - глупо, надо прыгать!". Но нет. Кошмарные условия именно потому кошмарны, что людей начинает захлестывать агрессия (и тревога), и нет никаких правил, как с ней справляться. Т.е., рассуждать "Мы все сейчас злы, потому что нас обижают", - это, примерно, как рассуждают люди, которые били детей ("Мы просто устали на работе, шеф еще...").

Самое удивительное, что это будет работать даже с чиновниками. Но не сразу. Постепенно. Сейчас в способах выражать агрессию, общество, скорее, на уровне трехлетки - готово кусаться всеми зубами, потому что никто не научил другим способам решать ситуации. Чтобы вырасти и отрастить способность контролировать импульсы, должно пройти еще 22 года) Но в группах процесс взросления и решения совместных задач происходит намного быстрее)

Сюда же в тему - вот текст про ресентимент - переживания отверженного, у которого и бессильная зависть, и желание отомстить за превосходство. Но опять же, чувство отвержения, исключенности из "хорошей группы", которое рождает бесконечную агрессию, лечится только признанием ценности. Увы, нет другого пути.

ananas

(no subject)

Очень сильный текст о том, как сложно отделиться (сепарироваться) от того, кто нас покинул.

Оригинал взят у arhetip_v в Яйца курицу не мучат
О правильном горевании с соблюдением всех стадий сейчас пишут очень много и не знает об этом только ленивый.

Но на деле этот процесс так складно происходит редко – только в тех случаях, когда уже была произведена внутренняя сепарация, утраченный и утративший объект были отдельными до разлуки, будь то развод или смерть.

Во многих случаях утративший не может отделиться и горевать -  его связывают с утраченным объектом неизбывная неперносимая вина перед этим объектом.

От неперносимой вины человек защищается фантазиями всемогущества, которые рождают иллюзорную надежду восстановить объект и компенсировать ему причиненное. Грабовой, снискавший безумную популярность у народа обещаниями воскресить их мертвых родственников, сыграл именно на этой фантазии восстановления. Спасательство часто рождено именно этой иллюзией, причем оно может направляться на другие объекты, но во внутренней реальности спасателя это – те же самые, поврежденные.

Преступника всегда тянет на место преступления – сказано именно об этом. Задумывались ли вы когда-нибудь, почему его туда тянет, что он там ищет? Пресловутый бег по кругу, хождение по граблям, повторение сценариев - в каком-то смысле это и есть многократное возвращение "преступника" на место преступления, чтобы переиграть тайм. Заметьте - не жертва возвращается на место преступления, а именно преступник. Присваивая повторяющим травму статус жертвы, мы благими намерениями выстилаем дорогу в их ад, так как удаляемся от истинного смысла возвращения. Религиозные смыслы "отпускания грехов", покаяния, первородного греха здесь гораздо ближе к тому, как это представлено в психике повторяющего, и потому более целительны. В психологии же попытки утешить травматика как жертву приводят только к негативным терапевтическим реакциям - то есть, такой клиент только разрушает все хорошее в терапии, что не удивительно - ведь в его представлении он недостоин хорошего. Он хочет "плохого" аналитика и сурового наказания от него, которое, как он полагает, может принести облегчение.

Эта вина рождена детскими, архаическими представлениями. Например, о ребенке мельком говорили, что он был тяжелым младенцем, не давал родителям отдохнуть. Если мать потом заболела, он может навсегда остаться в фантазии, что именно он причина этой болезни. В реальности в этой семье просто привыкли перекладывать вину на самого беззащитного, но ребенок этого не знает. Он пуп земли, а значит – причина всего происходящего, а значит – виновен во всем.

Или, к примеру, мальчик испытывал страсть к матери и ненависть к отцу как к сопернику (это не отменяет его любви к тому же отцу). Если потом произошел развод или, еще хуже, смерть отца, мальчик навсегда остается в своих глазах отцеубийцей и разрушителем родительской пары. Я знаю немало таких примеров среди 40-50-летних «маменькиных сыночков» - сыновей, которые живут с мамами и не могут создать своей семьи после утраты отца в детстве. Такому мужчине очень трудно уйти в самостоятельную жизнь, так как он чувствует себя обязанным компенсировать матери ее утрату.

Да даже еще раньше и мимолетнее: полугодовалый младенец при грудном кормлении больно кусает мать за грудь, та кривит лицо и отдергивается. Все, в фантазии младенца он мучитель. Причины невозможности сепарироваться всегда лежат в раннем детстве, в отношениях с родителями, прежде всего.

Никакой объективной вины ни ребенка, ни матери тут нет – это все естественные человеческие феномены: чувства, желания и реакции. Но в фантазии все иначе. Именно поэтому психоаналитик в фильме “Умница Уилл Хантинг» смог помочь своему клиенту многократно и мощно повторенной фразой «Ты ни в чем не виноват», источник которой не очевиден зрителям, потому что ни о какой вине речь ранее не шла. Замечу в скобках, что у меня есть вопросы к отрицательной форме высказывания (двойное «не»), но не суть.

Все эти представления остаются непонятыми и невысказанными, их невозможно сформулировать даже внутри себя – именно это делает их неизбывными. Если бы человек мог это понять и сказать – «я убил своего отца и должен гореть в аду, я «стану» своим отцом для матери»; «я заставил болеть свою мать, я преступник, теперь я всегда буду с ней, чтобы хоть как-то исправить это», то кто-то мог бы переубедить его и утешить. Даже вера, священник мог бы помочь – у религии есть на то инструменты и методы. Но даже попросить помощи тут невозможно, потому что источник вины не ясен. Да и связь с матерью совсем не очевидна, ведь речь может идти об отношениях вроде бы самостоятельно живущего человека с другими людьми, а то, что он в каждом из них видит мать и отца, кто о том знает.

Вот здесь-то и нужен психоанализ, психодинамическая психотерапия. Именно поэтому друг на кухне  или даже просто психолог не смогут помочь. Психоаналитик по вашему психосоматическому кашлю, тикам, сломанной ноге, рассказе о компьютерных играх, в которые вы играете, фильмах, которые вас трогают, по вашей мимике и жестам, поведению в кабинете может понять, что с вами происходит и объяснить вам.

Или не объяснять, а просто, поняв происходящее, стать для вас тем надежным объектом, который не позволит вашим инстинктивным порывам испортить ваши отношения и ваше восприятие самого себя. Тем вместительным контейнером, способным вобрать и трансформировать ваши «сырые» эмоции и фантазии. Так вы узнаете, что вы не всемогущи, есть сила сильнее вас, есть надежная рамка и опора. Что перед вашими порывами можно устоять, а это ведет прямой дорожкой к пониманию, что вы просто не могли причинить взрослым такой ущерб, как вы представляете. Яйца курицу не учат. И не мучат.

Тогда вы увидите фантазии и реальность, и разницу между ними. И тогда можно будет расставаться, в том числе, и с самим аналитиком. А значит – и встречаться. Встречаться с кем-то другим, вместо того, чтоб в каждом видеть свою поврежденную мать или изгнанного отца. Освободиться для собственной жизни вместо того, чтобы вечно компенсировать свою несуществующую вину. 

ananas

Границы и "настройка" на ребенка

Родительское тепло - это, с одной стороны, сообщение ребенку о всяких границах, и о том, что "надо", а, с другой стороны, способность сочувствовать ребенку про это самое "надо":

"Да, будильник уже прозвенел, семь утра, и надо вставать, но давай я тебя пожалею, когда это так трудно".

Но это очень трудно делать родителю, который сам истощен, и протестует, и у него уже нет сил вставать в семь утра, и тут еще кого-то жалеть?..
Поэтому очень часто тут еще примешивается чувство вины: "И так сил у меня нет, да еще я и недостаточно хороший родитель".

Я писала, что недавно прошел прекрасный семинар Зои Симаходской по ЭФИТ (эмоционально-фокусированной индивидуальной терапии).
Там было очень много важной информации и ценного опыта. И было несколько полезных вещей, которые могут помочь справиться с чувством вины.

Зоя рассказала об одном клиническом случае. К профессору привели девочку с очень редким неврологическим (очевидно, генетическим) заболеванием: любое прикосновение к ней причиняло ей немыслимую боль.
При встрече с девочкой профессор был поражен тем, как мало эта болезнь отразилась на психике пациентки: она была жизнерадостна, и совсем не производила впечатления сколько-то депривированной (есть же всякая статистика про "нормы объятий").
Когда профессор стал разговаривать с мамой девочки, он узнал, что у нее была жесточайшая послеродовая депрессия, настолько сильная, что она не вставала с кровати первые несколько месяцев (только этот фактор может дать очень тяжелые последствия для психики ребенка).
Как же они справились?
Оказалось, что мама, которая не могла вставать, и не могла брать ребенка на руки, пела дочери, чтобы ее утешить.
И этого было достаточно.

И у этого явления появилось научное обоснование (далее я приведу пару цитат из подробного рассказа о семинаре дорогой коллеги Марины Травковой).

О родительском внимании и ценности со-звучия (attunement, как термин в детско-родительских отношений, насколько я понимаю, принадлежит Beatrice Beebe):

"Очень интересные сведения не только для терапевтов, но и для молодых мам: все, пожалуй, слышали про Винникота и его "достаточно хорошую мать". Но теперь известно, сколько же "достаточно". Достаточно 30%. В коммуникационном потоке, где ребенок обращается к матери и где она ему отвечает (со-настраивается, соединяется с ним), или где она ему не отвечает или отвечает не так (потому что смертельно устала или у нее молоко на плите убежало - разрыв контакта), и потом опять отвечает (потому что он орет и требует таки внимания - восстановление контакта), так вот во множестве повседневных интеракций, если взять их все как некое число, то вам достаточно около 30% "отзывчивости и сонастройки", чтобы с ребенком и вашим с ним эмоциональным контактом все было ок. Это из исследования Beatris Babee. И наоборот, "отзывчивость" на все малейшие потребности ребенка в режиме нон-стоп не полезна, поскольку не дает ему пространства для опыта разрыва и восстановления контакта, а также образования навыка самоуспокоения и, выходит, и роста".

Для того, чтобы проиллюстрировать, как, буквально на инстинктивном уровне, выглядит это самое со-звучие и со-настройка в отношениях, Зоя нам показала вот это забавнейшее видео:



(таких видео-иллюстраций еще очень много всяких, и они очень полезны для родительских зеркальных нейронов, если у родителя есть силы:)

Второе, про стили привязанности и их ценность (отдельно полезная информация, вне контекста детско-родительских отношений):
Collapse )
ananas

(no subject)

Вопрос "Почему ты не...?" - один из самых незаметно вредных для человеческих отношений, при этом отвыкнуть от него - невероятно трудно) Так устроен язык, что сама постановка вопроса вынуждает защищаться.

Прекрасный маленький текст Анны Скавитиной про этот вопрос применительно к детям (им защищаться труднее).

"Каждый раз, когда мы задаем ребенку вопрос «почему?», мы учим его лгать
И дело совсем не в том, чтобы перестать задавать ребенку вопросы или больше не побуждать его к действию. Просто делать это стоит иначе.


Collapse )
ananas

(no subject)

Дорогие друзья, я знаю, что меня читают многие студенты-психологи, впрочем, информация ниже - для всех. Важное объявление от Лиды Мониава, если кто-то не знает, она - менеджер детской программы Фонда помощи хосписам "Вера".

"Мы продолжаем поиски сотрудников для выездной службы Детского хосписа.
Ищем координатора помощи семьям.
Координатор – это четкий и быстрый менеджер, который держит в уме огромное количество информации, делает 100 дел одновременно, заполняет ворох бумаг, договоров, табличек и баз, отслеживает доставки-заказы и т.п. И одновременно это друг семьи, которому родители звонят ночью, в выходные, поболтать, поплакать и просто выговориться. Звонят с претензиями, наездами, благодарностями, страхами и просьбами. Координаторы обычно спят и ходят в туалет с мобильным телефоном и торчат в почте круглосуточно. Координатор – это человек, который умеет долго молча слушать, а потом очень быстро делать.
Ищем физического терапевта.
Ищем игрового терапевта.
Ищем нянь.
Ищем врача.
Ищем менеджера для родительской ассоциации Семьи СМА.

Collapse )
ananas

(no subject)

Ко вчерашнему посту - вот статья "For Kids, Mental Abuse Can Be Worse than Sexual, Physical Abuse"

Вкратце - на основании огромного исследования детей (5616 "юных"), у которых в жизни был один из трех видов абъюза: физический, эмоциональный (в т.ч. - "заброшенность"), сексуальный, сделан однозначный вывод: эмоциональный абъюз приводит к худшим последствиям и хуже корректируется терапевтической работой.

Я к этой статье еще вернусь, есть еще много важных и интересных данных в других исследованиях.
ananas

сжечь дельфина

С большой грустью прочитала вот это:

"За исключением пары выходных, весь месяц Олень был у меня. С четверга мы не пошли в сад ибо сопли. Саша должен был приехать с конференции в пятницу, но не позвонил. Он прилетел только в субботу с утра и сказал что придёт вчера. Уже с четверга у меня начал дёргаться глаз, потому что я не могу в таком объёме выносить детей.
"Мама давай то, мама давай сё! Нет, ты должна со мной поиграть вот в то!"
Это при том, что Олень весьма вменяемый человек и полдня может честно мультики смотреть.
В пятницу я сказала, что не выношу детей, и когда они так себя ведут, мне хочется собрать их в кучу и сжечь.
Олень расплакался, и сказал, что если я так хотела её сжечь, я могла это сделать когда она только родилась, а не говорить об этом сейчас, когда она уже может сопротивляться.
...Может, конечно, дети это и круто, особенно когда их шесть или семь, и тебе нужно находиться с ними не треть года, а всегда, но иногда мне кажется, что чувство, которое испытывают родители от общения с ними, это не любовь, а Стокгольмский синдром."

Collapse )
ananas

Себе - исследования по детской игре

Цитаты из статьи психолога Питера Грея, опубликованной в Эсквайре.

"Вот уже больше 50 лет взрослые шаг за шагом лишают детей возможности играть. В своей книге «Дети за игрой: американская история» Говард Чудакофф назвал первую половину XX века золотым веком детских игр: к 1900 году исчезла острая необходимость в детском труде, и у детей появилось много свободного времени. Но начиная с 1960-х взрослые принялись урезать эту свободу, постепенно увеличивая время, которое дети вынуждены проводить за школьными занятиями, и, что еще важнее, все меньше и меньше позволяя им играть самим по себе, даже когда они не в школе и не делают уроки. Место дворовых игр стали занимать спортивные занятия, место хобби — внешкольные кружки, которые ведут взрослые. Страх заставляет родителей все реже и реже выпускать детей на улицу одних.

По времени закат детских игр совпадает с началом роста числа детских психических расстройств. И это нельзя объяснить тем, что мы стали диагностировать больше заболеваний. Скажем, на протяжении всего этого времени американским школьникам регулярно раздают клинические опросники, выявляющие тревожные состояния и депрессию, и они не меняются.

Из этих опросников следует, что доля детей, страдающих тем, что теперь называют тревожным расстройством и глубокой депрессией, сегодня в 5-8 раз выше, чем в 1950-е. За тот же период процент самоубийств среди молодых людей от 15 до 24 лет увеличился больше чем в два раза, а среди детей до 15 лет — учетверился. Нормативные опросники, которые студентам колледжей раздают с конца 1970-х, показывают, что молодежь становится все меньше склонна к эмпатии и все больше — к нарциссизму.
Collapse )
ananas

(no subject)

У моей тренерши (хотя я все еще скучаю по московскому тренеру своему) рост 180, и 2/3 от него - это ноги:)
Детей в садик, куда ходит моя дочь, привозит толпа блондинок в стиле Гвинет Пэлтроу, а владеет этим садиком красавица, по уровню привлекательности способная конкурировать с Мэрилин Монро.
Я в этой стране просто впадаю в транс от количества красоты повсюду, мужчины тоже хороши, но не так сильно впечатляют:)